А. Н. Островский

ГРОЗА

драма в 5 действиях
Действие второе

Комната в доме Кабановых.

Эскиз декорации к спектаклю «Гроза» Драматического театра Балтийского флота (Кронштадт). 1950 г. Художник Е. П. Якунина. Из фондов СПбГМТМИ.

Явление первое

Глаша (собирает платье в узлы) и Феклуша (входит).

Ф Е К Л У Ш А. Милая девушка, все-то ты за работой! Что делаешь, милая?


Г Л А Ш А. Хозяина в дорогу собираю.


Ф Е К Л У Ш А. Аль едет куда свет наш?


Г Л А Ш А. Едет.


Ф Е К Л У Ш А. Надолго, милая, едет?


Г Л А Ш А. Нет, ненадолго.


Ф Е К Л У Ш А. Ну, скатертью ему дорога! А что, хозяйка-то станет выть* аль нет?


Г Л А Ш А. Уж не знаю, как тебе сказать.


Ф Е К Л У Ш А. Да она у вас воет когда?


Г Л А Ш А. Не слыхать что-то.


Ф Е К Л У Ш А. Уж больно я люблю, милая девушка, слушать, коли кто хорошо воет-то!


Молчание.


Эскиз костюмов Феклуши и Глаши к неосуществленной постановке спектакля «Гроза». 1920 г. Художник Б. М. Кустодиев. Из фондов Музея-заповедника А. Н. Островского «Щелыково».

А вы, девушка, за убогой-то* присматривайте, не стянула б чего.


Г Л А Ш А. Кто вас разберёт, все вы друг на друга клеплете*. Что вам ладно-то не живётся? Уж у нас ли, кажется, вам, странным*, не житьё, а вы все ссоритесь да перекоряетесь; греха-то вы не боитесь.


Ф Е К Л У Ш А. Нельзя, матушка, без греха: в миру живём. Вот что я тебе скажу, милая девушка: вас, простых людей, каждого один враг смущает, а к нам, к странным людям, к кому шесть, к кому двенадцать приставлено; вот и надобно их всех побороть. Трудно, милая девушка!


Г Л А Ш А. Отчего ж к вам так много?


Ф Е К Л У Ш А. Это, матушка, враг-то из ненависти на нас, что жизнь такую праведную ведём. А я, милая девушка, не вздорная, за мной этого греха нет. Один грех за мной есть точно, я сама знаю, что есть. Сладко поесть люблю. Ну так что ж! По немощи моей Господь посылает.


Г Л А Ш А. А ты, Феклуша, далеко ходила?


Ф Е К Л У Ш А. Нет, милая. Я, по своей немощи, далеко не ходила; а слыхать — много слыхала. Говорят, такие страны есть, милая девушка, где и царей-то нет православных, а салтаны землей


Эскиз костюма Глаши к спектаклю «Гроза» Александринского театра. 1916 г. Художник А. Я. Головин. Из фондов ГЦТМ им. А. А. Бахрушина.

правят. В одной земле сидит на троне салтан Махнут* турецкий, а в другой — салтан Махнут персидский; и суд творят они, милая девушка, надо всеми людьми, и, что ни судят они, всё неправильно. И не могут они, милая, ни одного дела рассудить праведно, такой уж им предел положен. У нас закон праведный, а у них, милая, неправедный; что по нашему закону так выходит, а по-ихнему все напротив. И все судьи у них, в ихних странах, тоже все неправедные; так им, милая девушка, и в просьбах пишут: «Суди меня, судья неправедный!». А то есть ещё земля, где все люди с песьими головами.


Г Л А Ш А. Отчего же так — с пёсьими?


Ф Е К Л У Ш А. За неверность. Пойду я, милая девушка, по купечеству поброжу: не будет ли чего на бедность. Прощай покудова!


Г Л А Ш А. Прощай!


Феклуша уходит.


Вот ещё какие земли есть! Каких-то, каких-то чудес на свете нет! А мы тут сидим, ничего не знаем. Ещё хорошо, что добрые люди есть; нет-нет да и услышишь, что на белом свете делается; а то бы так дураками и померли.


Входят Катерина и Варвара.


Эскиз костюма Феклуши к спектаклю «Гроза» Александринского театра. 1916 г. Художник А. Я. Головин. Из фондов ГЦТМ им. А. А. Бахрушина.

Эскиз декорации «В доме Кабановых» к спектаклю «Гроза» Александринского театра. 1916 г. Художник А. Я. Головин. Из фондов ГЦТМ им. А. А. Бахрушина.
Эскиз декорации «В доме Кабановых» к спектаклю «Гроза» Александринского театра. 1916 г. Художник А. Я. Головин. Из фондов ГЦТМ им. А. А. Бахрушина.
Явление второе

Катерина и Варвара.

В А Р В А Р А (Глаше). Тащи узлы-то в кибитку, лошади приехали. (Катерине.) Молоду тебя замуж-то отдали, погулять-то тебе в девках не пришлось; вот у тебя сердце-то и не уходилось ещё.


Глаша уходит.


К А Т Е Р И Н А. И никогда не уходится.


В А Р В А Р А. Отчего же?


К А Т Е Р И Н А. Такая уж я зародилась, горячая! Я ещё лет шести была, не больше, так что сделала! Обидели меня чем-то дома, а дело было к вечеру, уж темно, я выбежала на Волгу, села в лодку, да и отпихнула ее от берега. На другое утро уж нашли, вёрст за десять!


В А Р В А Р А. Ну, а парни поглядывали на тебя?


К А Т Е Р И Н А. Как не поглядывать!


В А Р В А Р А. Что же ты? Неужто не любила никого?


К А Т Е Р И Н А. Нет, смеялась только.


В А Р В А Р А. А ведь ты, Катя, Тихона не любишь.


К А Т Е Р И Н А. Нет, как не любить! Мне жалко его очень.


Эскиз костюма Катерины к спектаклю «Гроза» Александринского театра. 1916 г. Художник А. Я. Головин. Из фондов ГЦТМ им. А. А. Бахрушина.

В А Р В А Р А. Нет, не любишь. Коли жалко, так не любишь. Да и не за что, надо правду сказать. И напрасно ты от меня скрываешься! Давно уж я заметила, что ты любишь одного человека.


К А Т Е Р И Н А (с испугом). Почём же ты заметила?


В А Р В А Р А. Как ты смешно говоришь! Маленькая я, что ли! Вот тебе первая примета: как ты увидишь его, вся в лице переменишься.



Катерина потупляет глаза.


Да мало ли...


К А Т Е Р И Н А (потупившись). Ну, кого же?


В А Р В А Р А. Да ведь ты сама знаешь, что называть-то?


К А Т Е Р И Н А. Нет, назови! По имени назови!


В А Р В А Р А. Бориса Григорьича.


К А Т Е Р И Н А. Ну да, его, Варенька, его! Только ты, Варенька, ради бога...


В А Р В А Р А. Ну, вот ещё! Ты сама-то, смотри, не проговорись как-нибудь.


К А Т Е Р И Н А. Обманывать-то я не умею; скрыть-то ничего не могу.


Эскиз костюма Варвары к спектаклю «Гроза» Драматического театра Балтийского флота (Кронштадт). 1950 г. Художник Е. П. Якунина. Из фондов СПбГМТМИ.

В А Р В А Р А. Ну, а ведь без этого нельзя; ты вспомни, где ты живешь! У нас весь дом на том держится. И я не обманщица была, да выучилась, когда нужно стало. Я вчера гуляла, так его видела, говорила с ним.


К А Т Е Р И Н А (после непродолжительного молчания, потупившись). Ну так что ж?


В А Р В А Р А. Кланяться тебе приказал. Жаль, говорит, что видеться негде.


К А Т Е Р И Н А (потупившись еще более). Где же видеться! Да и зачем...


В А Р В А Р А. Скучный такой...


К А Т Е Р И Н А. Не говори мне про него, сделай милость, не говори! Я его и знать не хочу! Я буду мужа любить. Тиша, голубчик мой, ни на кого тебя не променяю! Я и думать-то не хотела, а ты меня смущаешь.


В А Р В А Р А. Да не думай, кто ж тебя заставляет?


К А Т Е Р И Н А. Не жалеешь ты меня ничего! Говоришь: не думай, а сама напоминаешь. Разве я хочу об нём думать; да что делать, коли из головы нейдёт. Об чём ни задумаю, а он так и стоит перед глазами. И хочу себя переломить, да не могу никак. Знаешь ли ты, меня нынче ночью опять враг смущал. Ведь я было из дому ушла.


В А Р В А Р А. Ты какая-то мудрёная, бог с тобой! А по-моему: делай что хочешь, только бы шито да крыто было.


Эскиз костюма Катерины к спектаклю «Гроза» Драматического театра Балтийского флота (Кронштадт). 1950 г. Художник Е. П. Якунина. Из фондов СПбГМТМИ.

К А Т Е Р И Н А. Не хочу я так. Да и что хорошего! Уж я лучше буду терпеть, пока терпится.


В А Р В А Р А. А не стерпится, что ж ты сделаешь?


К А Т Е Р И Н А. Что я сделаю?


В А Р В А Р А. Да, что сделаешь?


К А Т Е Р И Н А. Что мне только захочется, то и сделаю.


В А Р В А Р А. Сделай, попробуй, так тебя здесь заедят.


К А Т Е Р И Н А. А что мне! Я уйду, да и была такова.


В А Р В А Р А. Куда ты уйдешь? Ты мужняя жена.


К А Т Е Р И Н А. Эх, Варя, не знаешь ты моего характеру! Конечно, не дай бог этому случиться! А уж коли очень мне здесь опостынет, так не удержат меня никакой силой. В окно выброшусь, в Волгу кинусь. Не хочу здесь жить, так не стану, хоть ты меня режь!



Молчание.


Эскиз костюма Варвары к спектаклю «Гроза» ЛОСПС (Ленинград). 1933 г. Художник В. Н. Шкляев. Из фондов СПбГМТМИ.

В А Р В А Р А. Знаешь что, Катя! Как Тихон уедет, так давай в саду спать, в беседке.


К А Т Е Р И Н А. Ну зачем, Варя?


В А Р В А Р А. Да нешто не всё равно?


К А Т Е Р И Н А. Боюсь я в незнакомом-то месте ночевать.


В А Р В А Р А. Чего бояться-то! Глаша с нами будет.


К А Т Е Р И Н А. Всё как-то робко! Да я, пожалуй.


В А Р В А Р А. Я б тебя и не звала, да меня-то одну маменька не пустит, а мне нужно.


К А Т Е Р И Н А (смотря на нее). Зачем же тебе нужно?


В А Р В А Р А (смеется). Будем там ворожить с тобой.


К А Т Е Р И Н А. Шутишь, должно быть?


В А Р В А Р А. Известно, шучу; а то неужто в самом деле?



Молчание.


Эскиз костюма Катерины к спектаклю «Гроза» Малого театра (Москва). 1974 г. Художник В. Я. Левенталь. Из фондов Музея-заповедника А. Н. Островского «Щелыково».

К А Т Е Р И Н А. Где ж это Тихон-то?


В А Р В А Р А. На что он тебе?


К А Т Е Р И Н А. Нет, я так. Ведь скоро едет.


В А Р В А Р А. С маменькой сидят, запершись. Точит она его теперь, как ржа* железо.


К А Т Е Р И Н А. За что же?


В А Р В А Р А. Ни за что, так, уму-разуму учит. Две недели в дороге будет, заглазное* дело! Сама посуди! У неё сердце все изноет, что он на своей воле гуляет. Вот она ему теперь и надает приказов, один другого грозней, да потом к образу поведет*, побожиться заставит, что все так точно он и сделает, как приказано.


К А Т Е Р И Н А. И на воле-то он словно связанный.


В А Р В А Р А. Да, как же, связанный! Он как выедет, так запьёт. Он теперь слушает, а сам думает, как бы ему вырваться-то поскорей.



Входят Кабанова и Кабанов.


Эскиз костюма Варвары. 1950-е гг. Художник В. В. Попов. Из фондов ГЦТМ им. А. А. Бахрушина

Эскиз декорации «Сени в доме Кабановой» к спектаклю «Гроза» на сцене Мариинского театра. 1867 г. Художник М. А. Шишков. Из фондов ГЦТМ им. А. А. Бахрушина.
Эскиз декорации к спектаклю «Гроза». 1940-1960 гг. Художник Г. Я. Коростелев. Из фондов ГЦТМ им. А. А. Бахрушина.
Явление третье

Те же. Кабанова и Кабанов.

К А Б А Н О В А. Ну, ты помнишь всё, что я тебе сказала? Смотри ж, помни! На носу себе заруби!


К А Б А Н О В. Помню, маменька.


К А Б А Н О В А. Ну, теперь всё готово. Лошади приехали, проститься тебе только, да и с богом.


К А Б А Н О В. Да-с, маменька, пора.


К А Б А Н О В А. Ну!


К А Б А Н О В. Чего изволите-с?


К А Б А Н О В А. Что ж ты стоишь, разве порядку не знаешь? Приказывай жене-то, как жить без тебя.


Катерина потупила глаза в землю.


К А Б А Н О В. Да она, чай, сама знает.


К А Б А Н О В А. Разговаривай ещё! Ну, ну, приказывай! Чтоб и я слышала, что ты ей приказываешь! А потом приедешь, спросишь, так ли все исполнила.


К А Б А Н О В (становясь против Катерины). Слушайся маменьки, Катя!


К А Б А Н О В А. Скажи, чтоб не грубила свекрови.


К А Б А Н О В. Не груби!


Эскиз костюма Тихона к спектаклю «Гроза». 1938 г. Художник Д. Ф. Попов. Из фондов Музея при Российской академии художеств.

К А Б А Н О В А. Чтоб почитала свекровь, как родную мать!


К А Б А Н О В. Почитай, Катя, маменьку, как родную мать!


К А Б А Н О В А. Чтоб сложа ручки не сидела, как барыня!


К А Б А Н О В. Работай что-нибудь без меня!


К А Б А Н О В А. Чтоб в окна глаз не пялила!


К А Б А Н О В. Да, маменька, когда ж она...


К А Б А Н О В А. Ну, ну!


К А Б А Н О В. В окна не гляди!


К А Б А Н О В А. Чтоб на молодых парней не заглядывалась без тебя!


К А Б А Н О В. Да что ж это, маменька, ей-богу!


К А Б А Н О В А (строго). Ломаться-то нечего! Должен исполнять, что мать говорит. (С улыбкой.) Оно все лучше, как приказано-то.


К А Б А Н О В (сконфузившись). Не заглядывайся на парней!


Катерина строго взглядывает на него.


К А Б А Н О В А. Ну, теперь поговорите промежду себя, коли что нужно. Пойдем, Варвара!


Уходят.


Эскиз костюма Кабанихи к спектаклю «Гроза». 1920 г. Художник Б. М. Кустодиев. Из фондов СПбГМТМИ.

Эскиз декорации к спектаклю «Гроза». 1940-е гг. Художник А. Г. Коротаев. Из фондов Коми-Пермяцкого краеведческого музея им. П. И. Субботина-Пермяка.

Явление четвёртое

Кабанов и Катерина (стоит, как будто в оцепенении).

К А Б А Н О В. Катя!


Молчание.


Катя, ты на меня не сердишься?


К А Т Е Р И Н А (после непродолжительного молчания, покачав головой). Нет!


К А Б А Н О В. Да что ты такая? Ну, прости меня!


К А Т Е Р И Н А (всё в том же состоянии, слегка покачав головой). Бог с тобой! (Закрыв лицо рукою.) Обидела она меня!


К А Б А Н О В. Всё к сердцу-то принимать, так в чахотку скоро попадешь. Что ее слушать-то! Ей ведь что-нибудь надо ж говорить! Ну, и пущай она говорит, а ты мимо ушей пропущай! Ну, прощай, Катя!


К А Т Е Р И Н А (кидаясь на шею мужу). Тиша, не уезжай! Ради бога, не уезжай! Голубчик, прошу я тебя!


К А Б А Н О В. Нельзя, Катя. Коли маменька посылает, как же я не поеду!


К А Т Е Р И Н А. Ну, бери меня с собой, бери!


К А Б А Н О В (освобождаясь из ее объятий). Да нельзя!


К А Т Е Р И Н А. Отчего же, Тиша, нельзя?


Эскиз костюма Катерины к спектаклю «Гроза» Малого театра (Москва). 1961 г. Художник Ю. М. Волкова. Из фондов Музея-заповедника А. Н. Островского «Щелыково».

К А Б А Н О В. Куда как весело с тобой ехать! Вы меня уж заездили здесь совсем! Я не чаю, как вырваться-то, а ты еще навязываешься со мной.


К А Т Е Р И Н А. Да неужели же ты разлюбил меня?


К А Б А Н О В. Да не разлюбил; а с этакой-то неволи от какой хочешь красавицы жены убежишь! Ты подумай то: какой ни на есть, а я все-таки мужчина, всю жизнь вот этак жить, как ты видишь, так убежишь и от жены. Да как знаю я теперича, что недели две никакой грозы надо мной не будет, кандалов эких на ногах нет, так до жены ли мне?


К А Т Е Р И Н А. Как же мне любить-то тебя, когда ты такие слова говоришь?


К А Б А Н О В. Слова как слова! Какие же мне ещё слова говорить! Кто тебя знает, чего ты боишься! Ведь ты не одна, ты с маменькой остаёшься.


К А Т Е Р И Н А. Не говори ты мне об ней, не тирань ты моего сердца! Ах, беда моя, беда! (Плачет.) Куда мне, бедной, деться? За кого мне ухватиться? Батюшки мои, погибаю я!


К А Б А Н О В. Да полно ты!


К А Т Е Р И Н А (подходит к мужу и прижимается к нему). Тиша, голубчик, кабы ты остался, либо взял ты меня с собой, как бы я тебя любила, как бы я тебя голубила, моего милого! (Ласкает его.)


Эскиз костюма Тихона к спектаклю «Гроза» МХАТа. 1996 г. Художник В. Я. Левенталь. Из фондов Музея МХАТ.

К А Б А Н О В. Не разберу я тебя, Катя! То от тебя слова не добьёшься, не то что ласки, а то так сама лезешь.


К А Т Е Р И Н А. Тиша, на кого ты меня оставляешь! Быть беде без тебя! Быть беде!


К А Б А Н О В. Ну, да ведь нельзя, так уж нечего делать.


К А Т Е Р И Н А. Ну, так вот что! Возьми ты с меня какую-нибудь клятву страшную...


К А Б А Н О В. Какую клятву?


К А Т Е Р И Н А. Вот какую; чтобы не смела я без тебя ни под каким видом ни говорить ни с кем чужим, ни видеться, чтобы и думать я не смела ни о ком, кроме тебя.


К А Б А Н О В. Да на что ж это?


К А Т Е Р И Н А. Успокой ты мою душу, сделай такую милость для меня!


К А Б А Н О В. Как можно за себя ручаться, мало ль что может в голову прийти.


К А Т Е Р И Н А (падая на колени). Чтоб не видать мне ни отца, ни матери! Умереть мне без покаяния, если я...


К А Б А Н О В (поднимая её). Что ты! Что ты! Какой грех-то! Я и слушать не хочу!


Голос Кабановой: «Пора, Тихон!»


Входят Кабанова, Варвара и Глаша.


Эскиз костюма Катерины к спектаклю «Гроза» Ярославского драматического театра им. Ф. Волкова. 1936 г. Художник А. И. Ипполитов. Из фондов Музея-заповедника А. Н. Островского «Щелыково».

Эскиз декорации к спектаклю «Гроза». 1948 г. Художник М. С. Дерина. Из фондов Научно-исследовательского музея при Российской академии художеств.
Эскиз декорации к спектаклю «Гроза» Молдавского музыкально-драматического театра. 1957 г. Художник А. Е. Шубин. Из фондов Музея-заповедника А. Н. Островского «Щелыково».
Явление пятое

Те же, Кабанова, Варвара и Глаша.

К А Б А Н О В А. Ну, Тихон, пора! Поезжай с богом! (Садится.) Садитесь все!


Все садятся. Молчание.


Ну, прощай! (Встаёт, и все встают.)


К А Б А Н О В (подходя к матери). Прощайте, маменька!


К А Б А Н О В А (жестом показывает на землю). В ноги, в ноги!


Кабанов кланяется в ноги, потом целуется с матерью.


Прощайся с женою!


К А Б А Н О В. Прощай, Катя!


Катерина кидается ему на шею.


К А Б А Н О В А. Что на шею-то виснешь, бесстыдница! Не с любовником прощаешься! Он тебе муж, глава! Аль порядку не знаешь! В ноги кланяйся!


Катерина кланяется в ноги.


К А Б А Н О В. Прощай, сестрица! (Целуется с Варварой.) Прощай, Глаша! (Целуется, с Глашей.) Прощайте, маменька! (Кланяется.)


К А Б А Н О В А. Прощай! Дальние проводы — лишние слёзы.


Кабанов уходит, за ним Катерина, Варвара и Глаша.


Эскиз костюма Кабанихи к спектаклю «Гроза» Драматического театра Балтийского флота (Кронштадт). 1950 г. Художник Е. П. Якунина. Из фондов СПбГМТМИ.

Эскиз декорации к спектаклю «Гроза». 1936 г. Художник В. В. Попов. Из фондов ГЦТМ им. А. А. Бахрушина.
Эскиз декорации к спектаклю «Гроза». 1930-е гг. Художник Д. Н. Никитин-Яковлев. Из фондов Березниковского историко-художественного музея им. И. Ф. Коновалова.
Явление шестое
К А Б А Н О В А (одна). Молодость-то что значит! Смешно смотреть-то даже на них! Кабы не свои, насмеялась бы досыта. Ничего-то не знают, никакого порядка. Проститься-то путём не умеют. Хорошо ещё, у кого в доме старшие есть, ими дом-то и держится, пока живы. А ведь тоже, глупые, на свою волю хотят, а выдут на волю-то, так и путаются на покор* да смех добрым людям. Конечно, кто и пожалеет, а больше все смеются. Да не смеяться-то нельзя; гостей позовут, посадить не умеют, да ещё, гляди, позабудут кого из родных. Смех, да и только! Так-то вот старина-то и выводится. В другой дом и взойти-то не хочется. А и взойдешь-то, так плюнешь да вон скорее. Что будет, как старики перемрут, как будет свет стоять, уж и не знаю. Ну, да уж хоть то хорошо, что не увижу ничего.


Входят Катерина и Варвара.

Эскиз костюмов Кабанихи, Тихона и Катерины к спектаклю «Гроза» Прокопьевского драматического театра им. Ленинского комсомола. 1961 г. Художник А. Г. Островский. Из фондов Музея-заповедника А. Н. Островского «Щелыково».

Явление седьмое

Кабанова, Катерина и Варвара.

К А Б А Н О В А. Ты вот похвалялась, что мужа очень любишь; вижу я теперь твою любовь-то. Другая хорошая жена, проводивши мужа-то, часа полтора воет, лежит на крыльце; а тебе, видно, ничего.


К А Т Е Р И Н А. Не к чему! Да и не умею. Что народ-то смешить!


К А Б А Н О В А. Хитрость-то не великая. Кабы любила, так бы выучилась. Коли порядком не умеешь, ты хоть бы пример-то этот сделала; все-таки пристойнее; а то, видно, на словах-то только. Ну, я богу молиться пойду; не мешайте мне.


В А Р В А Р А. Я со двора пойду.


К А Б А Н О В А (ласково). А мне что! Поди! Гуляй, пока твоя пора придет. Еще насидишься!



Уходят Кабанова и Варвара.


Эскиз костюма Катерины к спектаклю «Гроза» Александринского театра. 1916 г. Художник А. Я. Головин. Из фондов ГЦТМ им. А. А. Бахрушина.

Эскиз декорации к спектаклю «Гроза». 1972 г. Художник З. А. Малинина. Из фондов Екатеринбургского музея изобразительных искусств.
Эскиз декорации «Горница» к спектаклю «Гроза» Ярославского драматического театра им. Ф. Волкова. 1959 г. Художник Н. Н. Медовщиков. Из фондов Пензенского государственного краеведческого музея.
Явление восьмое

К А Т Е Р И Н А (одна, задумчиво). Ну, теперь тишина у нас в доме воцарится. Ах, какая скука! Хоть бы дети чьи-нибудь! Эко горе! Деток-то у меня нет: всё бы я и сидела с ними да забавляла их. Люблю очень с детьми разговаривать, — ангелы ведь это. (Молчание.) Кабы я маленькая умерла, лучше бы было. Глядела бы я с неба на землю да радовалась всему. А то полетела бы невидимо, куда захотела. Вылетела бы в поле и летала бы с василька на василек по ветру, как бабочка. (Задумывается.) А вот что сделаю: я начну работу какую-нибудь по обещанию; пойду в гостиный двор*, куплю холста, да и буду шить белье, а потом раздам бедным. Они за меня Бога помолят. Вот и засядем шить с Варварой, и не увидим, как время пройдет; а тут Тиша приедет.



Входит Варвара.


Эскиз костюма Катерины. 1950-е гг. Художник В. В. Попов. Из фондов ГЦТМ им. А. А. Бахрушина

Эскиз декорации «Комната Кабановых» к спектаклю «Гроза» Введенского народного дома (Москва). 1913 г. Художник В. К. Коленда. Из фондов ГЦТМ им. А. А. Бахрушина
Эскиз декорации к неосуществленной постановке спектакля «Гроза» Малого театра (Москва). 1952 г. Из фондов Музея-заповедника А. Н. Островского «Щелыково».
Явление девятое

Катерина и Варвара.

В А Р В А Р А (покрывает голову платком перед зеркалом). Я теперь гулять пойду; а ужо нам Глаша постелет постели в саду, маменька позволила. В саду, за малиной, есть калитка, её маменька запирает на замок, а ключ прячет. Я его унесла, а ей подложила другой, чтоб не заметила. На вот, может быть, понадобится. (Подаёт ключ.) Если увижу, так скажу, чтоб приходил к калитке.


К А Т Е Р И Н А (с испугом отталкивая ключ). На что! На что! Не надо, не надо!


В А Р В А Р А. Тебе не надо, мне понадобится; возьми, не укусит он тебя.


К А Т Е Р И Н А. Да что ты затеяла-то, греховодница! Можно ли это! Подумала ль ты? Что ты! Что ты!


В А Р В А Р А. Ну, я много разговаривать не люблю; да и некогда мне. Мне гулять пора. (Уходит.)


Эскиз костюма Варвары к спектаклю «Гроза» ЛОСПС (Ленинград). 1933 г. Художник В. Н. Шкляев. Из фондов СПбГМТМИ

Эскиз декорации «Комната Кабанихи» к спектаклю «Гроза» Малого театра (Москва). 1910 г. Художник В. С. Внуков. Из фондов ГЦТМ им. А. А. Бахрушина
Эскиз декорации к спектаклю «Гроза» Пекинского экспериментального театра (Китай). 1959 г. Художник А. В. Рыков. Из фондов Музея-заповедника А. Н. Островского «Щелыково».
Явление десятое

К А Т Е Р И Н А (одна, держа ключ в руках). Что она это делает-то? Что она только придумывает? Ах, сумасшедшая, право, сумасшедшая! Вот погибель-то! Вот она! Бросить его, бросить далеко, в реку кинуть, чтоб не нашли никогда. Он руки-то жжет, точно уголь. (Подумав.) Вот так-то и гибнет наша сестра-то. В неволе-то кому весело! Мало ли что в голову-то придёт. Вышел случай, другая и рада, так очертя голову и кинется. А как же это можно, не подумавши, не рассудивши-то! Долго ли в беду попасть! А там и плачься всю жизнь, мучайся; неволя-то еще горче покажется. (Молчание.) А горька неволя, ох как горька! Кто от неё не плачет! А пуще всех мы, бабы. Вот хоть я теперь! Живу, маюсь, просвету себе не вижу! Да и не увижу, знать! Что дальше, то хуже. А теперь ещё этот грех-то на меня. (Задумывается.) Кабы не свекровь!.. Сокрушила она меня... от неё мне и дом-то опостылел; стены-то даже противны. (Задумчиво смотрит на ключ.) Бросить его? Разумеется, надо бросить. И как он это ко мне в руки попал? На соблазн, на пагубу мою. (Прислушивается.) Ах, кто-то идёт. Так сердце и упало. (Прячет ключ в карман.) Нет!.. Никого!.. Что я так испугалась! И ключ спрятала... Ну, уж, знать, там ему и быть! Видно, сама судьба того хочет! Да какой же в этом грех, если я взгляну на него раз, хоть издали-то! Да хоть и поговорю-то, так все не беда! А как же я мужу-то!.. Да ведь он сам не захотел. Да может, такого и случая-то еще во всю жизнь не выдет. Тогда и плачься на себя: был случай, да не умела пользоваться. Да что я говорю-то, что я себя обманываю? Мне хоть умереть, да увидеть его. Перед кем я притворяюсь-то!.. Бросить ключ! Нет, ни за что на свете! Он мой теперь... Будь что будет, а я Бориса увижу! Ах, кабы ночь поскорее!..


Эскиз костюма Катерины к спектаклю «Гроза» ЛОСПС (Ленинград). 1933 г. Художник В. Н. Шкляев. Из фондов СПбГМТМИ

Эскизы костюмов к спектаклю «Гроза». 1990 г. Художник В. Н. Мухина. Из фондов Музейно-выставочного объединения «Манеж».

Обычай «выть», «плакать» — один из старинных обрядов на Руси. Особые плакальщицы, как правило старухи, хорошо знакомые с обрядовой народной культурой, вместе с родственниками, исполняли песни и плачи по случаю. Свадьбы, похороны или проводы рекрутов сопровождались мелодичными стенаниями (криками, стонами). Такому особому «вытью-плачу» девушки обучались с детства, звуки должны были иметь особый склад. Чем пронзительнее, эмоциональнее и громче женщина стенала, тем больше для окружающих она проявляла свою любовь и горе по ушедшему/умершему родственнику.
Речь идет об одной из странниц или приживалок в доме Кабановой.
Оговаривать, клеветать, ложно обвинять.
Странникам, паломникам, странным людям.
Искаженное турецкое имя, которое носили многие султаны. Махмут (Махмуд) (по-арабски «благословенный», «почтенный»)древний вариант имени Мухаммед.
Ржавчина.
«Без глаза», оставить без присмотра.
Икона (образ — греч.) — в христианстве относится прежде всего, к изображениям Иисуса Христа. В России в каждом православном доме были образа. В некоторых случаях перед иконами давали торжественные обещания, нарушения которых считалось тяжелым грехом клятвопреступления.
Укор, попрек.
Гостиный двор —торговые ряды, лавки с разнообразными товарами, существовал почти в каждом городе.